Чем прославились женщины, которые носили мужскую одежду, игнорируя запреты

Getty Images

Штаны как удел королев и куртизанок

Удивительно или нет, но история женщин в мужской одежде – во времена, когда ещё какой-то крой, завязанный не на физиологии, признавали мужским или женским – вертится во многом вокруг Франции. Возможно, эта тенденция началась с Жанны д’Арк, французской героини XV века. Встав во главе французской армии, она получила специальное разрешение носить мужские одежды, пока «занимается мужским делом». Увы, в конечном итоге за ношение мужской одежды её и сожгли на костре – после того, как она на суде смогла обить все иные обвинения.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Неизвестный художник. «Заключение Жанны д’Арк под стражу». 1820-1830

Одной из следующих дам, дерзнувших откровенно носить деталь мужского туалета – обувь на каблуках – была Екатерина Медичи, французская королева следующего века. Очень невысокая, она хотела выглядеть значительнее и на собственную свадьбу явилась в туфельках с дополнительной опорой под пяткой. Поскольку санкций не последовало, обувь с каблуком начала робко распространяться и среди дам.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Она же – но то было уже секретом – надевала панталончики под юбку на время поездок верхом. Вот это было уже близко к обвинению в использовании мужской одежды, но, по счастью, посторонние лица не имели ни права, ни возможности заглянуть королеве под юбку. В массовую моду женские панталоны как нижнее бельё вошли только в XIX веке.

Следующий, XVII век, был свободнее во нравах, чем предыдущий. Отдельные дамы дерзко носили мужские широкополые шляпы и даже баловались колониальными товарами – табаком и шоколадом – что считалось также прерогативой мужчин. Однако на полный мужской костюм осмеливались немногие. Как правило, это были путешественницы, и в мужское они одевались из соображений безопасности, представляясь также мужским именем.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Возможны были и другие мотивы маскировки. Так, например, кардинала Ришельё в мужском посещала его любовница, Марион де Лорм. Все делали вид, что не узнают в нежном юноше первую красавицу Парижа, поскольку раздувать скандал было себе дороже.

В качестве исключения, не выдавая себя за юношей, в мужских костюмах появлялись отдельные венецианские куртизанки. Их коллеги злословили, что те, не имея женской красы, пытаются соблазнить клиентов, тяготеющих к мальчикам – или что они так непопулярны у клиентов, что не могут позволить себе более дорогие женские наряды. К ужасу Венеции, моду – как и предыдущие тренды куртизанок – перенимали и знатные дамы. Церкви и властям приходилось совмещать борьбу с «трансвестизмом» и усилия остаться в хороших отношениях со знатными семействами.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Этот тренд нашёл своё отражение в фильме «Честная куртизанка», посвящённом судьбе знаменитой поэтессы Вероники Франко. Её обвиняла в колдовском обольщении мужчин непосредственно инквизиция. Однако в фильме есть неточность: по сюжету, её находчиво защищает один из поклонников. На деле же Франко блестяще разбила обвинения, выступив с речью собственного сочинения. Зато в фильме хорошо видно, как именно носили мужское куртизанки: номинально – с юбкой, но подобрав её так, чтобы спереди были видны ноги в штанах.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Беспокойная мадемуазель

Самой знаменитой из женщин, носивших мужскую одежду до эпохи напудреных париков, была французская актриса Жюли д’Обиньи, известная как мадемуазель де Мопен. Как считается, всё началось в её детстве, когда отец наряжал её мальчиком и учил фехтованию и верховой езде, чтобы она могла за себя постоять, когда его не станет рядом. Позже она стала актрисой, стала появляться в мужском сначала на сцене или на балах, а потом и просто в жизни. Она назначала дуэли мужчинам и выходила из них победительницей. Когда ей наскучили любовники, она начала заводить любовниц. Многие шептались, что де Мопен, вероятно, гермафродит.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Жюли д’Обиньи

Притом ничего мальчишеского в её облике, к удивлению тех, кто стремился посмотреть на эту удивительную особу, не было. Она всегда была невысокой и хрупкой девушкой. Несмотря на это, многие зрители, слушая пение де Мопен, были уверены, что перед ними актёр мужского пола – у её голоса был обширный диапазон, и она часто выбирала партии, для которых необходимо глубокое контральто.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Из-за своих связей с девушками и участия в дуэлях (которые были запрещены) де Мопен то и дело оказывалась в бегах. Интересно, что, когда её в девятнадцать лет судили за похищение девицы, судьи отказывались признавать Жюли женщиной и, хотя она не называла себя мужским именем, всё равно в бумагах записали её мужчиной. Грозила ей ни много, ни мало, а казнь на костре. Отец её добился королевского помилования просто чудом. За дуэли король миловал её без дополнительных хлопот – заявляя, что в законах говорится о мужчинах, а не о женщинах. Д’Обиньи его откровенно забавляла.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Известно, что однажды Жюли отказал в дуэли другой актёр, сочти ниже своего достоинства драться с женщиной. Тогда она просто побила его палкой и забрала несколько трофеев – они пригодились, когда актёр стал рассказывать, что на него напали разбойники. Никто не знает, как точно она прожила свои недолгие последние годы – д’Обиньи умерла в тридцать семь: одни говорят, что с давней возлюбленной, а другие – что с законным мужем. Но второе объясняло бы её короткую жизнь. Первые роды в то время были смертельной лотереей с не самым высоким шансом выигрыша.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Век карнавалов

В восемнадцатом веке знатные дамы всё чаще находили поводы показываться прилюдно в мужском костюме. Вполне возможно, что заложили тред либертинки – последовательницы идеологии, провозглашающей борьбу с ограничениями, мешающими жить полной жизнью. У каждого либертина был свой взгляд на то, какие именно ограничения стоит выбросить прочь – так, мужчины чаще концентрировались на всеобщей половой свободе, желательно выраженной в виде регулярного свального греха. Но приверженность к либертинству могла означать также просто атеизм, отказ от некоторых правил приличия – и мужскую одежду и занятия для дам.

Полное раздолье любительницам пощеголять в камзолах и кюлотах было на карнавалах – ведь каждый мог прийти в том костюме, который в голову придёт, кроме костюмов Адама и Евы. Кое-кто пошёл далее того, и русская императрица Елизавета Петровна полюбила проводить специальные балы-маскарады, куда дамы были обязаны являться в мужском, а кавалеры – в женском.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Кадр из сериала «Екатерина»

Как правило, на таких балах уверенно чувствовали себя только молодые женщины. А с самыми кислыми лицами, по воспоминаниям очевидцев, стояли сановники, которые в силу возраста, рациона и количества волосяного покрова очень неловко чувствовали себя в корсетах и с открытыми плечами. Самой Елизавете Петровне мужской костюм очень шёл, и она бродила в нём по залу с удовольствием.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Надевали также дамы, несмотря на то, что церковь клеймила эту моду, мужскую одежду во время верховых прогулок. В таком виде запечатлены были на картинах российские императрицы Елизавета I и Екатерина II и французская королева Мария Антуанетта. Другие дамы были не так смелы, чтобы заказывать портреты в мужской одежде, но в свойской компании спокойно в ней разъезжали.

Тенденция ждать карнавала, чтобы надеть, наконец, брюки сохранилась и в XIX веке. Нравы, надо сказать, стали к тому времени строже: даже аристократкам теперь не позволялось при посторонних надеть штаны, вот почему карнавалы стали отдушиной. Невероятно популярным на балах стал костюм дебардёра, то есть портового рабочего.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Он состоял из коротких штанов, обтягивающих бёдра и ягодицы и открывающих обтянутые чулками лодыжки, широкого кушака, подчёркивающего талию, и округлой курточки. На голову часто вместо матросской круглой шапки дамы надевали старую моряцкую – фригийский колпак, или другие головные уборы.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Мария Антуанетта, художник Луи-Огюст Брен де Версуа, Версальский дворец
  Портрет Елизаветы Петровны, Георг Гроот Вигилиус Эриксен, портрет Екатерины II, Эрмитаж
 

Костюмы дебардёров распространились из Франции и стали объектом карикатур во многих странах. Кроме того, дамы в этих костюмах так привлекали внимание мужчин, что многие куртизанки стали одеваться дебардёром и вне маскарадов. Многие карикатуры относительно женщин «в дебардёрах» (в штанах) на балах разрабатывали эротический фетиш доминирующей дамы.

Специальное разрешение

Во время Великой Французской революции женщины из числа революционерок боролись за гражданские права. Например, право развода и право политической жизни. Многие революционерки надевали мужские камзолы и куртки вкупе с мужскими головными уборами (тем же моряцким фригийским колпаком) и в таком виде являлись на общественные и политические собрания.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Хотя они (в большинстве своём) ходили в юбках, их костюм всё равно считался… мужским, и эта тенденция гневно разоблачалась противниками равноправия из числа всё тех же революционеров. Даже странно, что женщинам не припоминали, что надевать – с юбкой или панталонами, неважны – мужские куртки и жилеты было трендом у представительниц низложенной аристократии.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Тем временем женщины из низов молча облачались в мужскую одежду, осваивая мужские профессии. Хотя это было не слишком популярно, всё вместе это заставило революционеров принять специальный декрет, в котором говорилось, что граждане Франции вольны выбирать любую одежду… сообразно своему полу. Так и никак иначе.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Теруань де Мерикур

Это был прямой удар в таких, как популярная в народе революционерка Теруань де Мерикур, которая бродила по Парижу в «мужском костюме» (при юбке, но в мужском пиджаке) и при оружии. Её обзывал падшей женщиной в своих статьях известный памфлетист – возможно, в том числе за мужскую одежду. Однажды им довелось столкнуться на улице. Мерикур даже не стала обнажать саблю – она подала знак, и памфлетиста линчевала толпа.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

В 1800 году в Париже выпустили отдельный запрет женщинам появляться в мужской одежде. Отныне та, что хотела бы показаться прилюдно в брюках, должна была добиться этого права через суд. Без вопросов суд выдавал такое разрешение женщинам, страдающим от излишнего роста волос на лице – для охраны их целомудрия и во имя общественного порядка. Известен случай, когда разрешение запросила девица, которой требовались укрепляющие поездки верхом, но по состоянию здоровья удержаться в седле она могла только по-мужски.

Луиза Мишель
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Чаще же всего разрешение на мужское платье выдавалось женщинам, которые остались без мужской опеки и кормили себя мужской профессией. Интересно, что речь иногда шла не только о мужских профессиях. Так, девица, работавшая извозчицей, добилась разрешения на мужское платье, чтобы перейти в коллектив кучеров-мужчин, которым платили больше. А иначе бы она не накопила на домик и вынуждена была бы получать удары по своей девичьей скромности всю оставшуюся жизнь, прилюдно правя лошадьми!

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Однако были и иные случаи выдачи разрешения. Так, Маргерит Буланже получила разрешение ходить в мужском только потому, что была любовницей правящего короля, так что суд не особо вникал в аргументы. Писательница Жорж Санд, которая искала возможности свободно ходить по городу, подалась в суд за разрешением с той аргументацией, что приличествующее её сословию женское платье слишком дорого для неё (даже не надо было объяснять, что дама не находила возможным одеться как уличная торговка или крестьянка). Получила разрешение и знаменитая художница Роза Боннёр. Объясняя знакомым, зачем ей это надо, она говорила что-то вроде того, что природа дала людям две ноги, и логично одевать каждую.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Авантюристки в брюках

Отдельную касту дам XIX века, надевающих мужскую одежду – особенно брюки – составляли разного рода авантюристки. Например, легенда американского Дикого Запада Бедовая Джейн. Надо сказать, что хотя на Диком Западе хватало авантюристически настроенных женщин – например, ковбоек – брюки среди них обычно были не в ходу, так что такие, как Джейн, выделялись.

В 1871 году в Париже поднялись волнения, которые казались новой революцией. В ходе волнений образовалось государство в государстве – Парижская коммуна, которое просуществовало чуть больше двух месяцев. Сохранились фотографии участниц коммуны в брюках – притом свой женский пол они и не думали скрывать.

Самой знаменитой коммунаркой, кстати, была поэтесса Луиза Мишель, которая всю жизнь из феминистских принципов стремилась носить «мужской костюм», считая его, собственно говоря, ничуть не мужским – а обязанным быть общим и свободным для выбора. После падения коммуны она стала убеждённой анархисткой, сторонницей Бакунина и Кропоткина.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Тереза ​​Фигер

Другой известной боевитой француженкой в брюках была девица-драгун Мария Тереза Фигёр по прозвищу Сан Жен (кстати, такое прозвище носила не она одна). Сначала она состояла в армии монархистов, сопровождая там своего дядю и выдавая себя за юношу. Но после того, как она попала в плен, ей предложили сражаться на стороне революционеров – и она неожиданно не отказалась. В армии республиканцев она уже не скрывала свой пол. Уже как девица-драгун она познакомилась с молодым и никому ещё не известным Наполеоном – они сражались чуть ли не плечом к плечу.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Карьера её закончилась во время завоевания Наполеоном Испании. Фигёр захватили в плен партизаны. Обычно офицеров Франции они уничтожали, но перед девицей заколебались – и передали её англичанам. Англичане пересылали её из тюрьмы в тюрьму до самого отречения Наполеона. Только тогда Фигёр вернулась на родину. Позже она ещё делала попытку вернуться в армию, но от её услуг отказались.

В итоге в сорок четыре года Фигёр вышла замуж за давнего друга, породив в Париже шутку о свадьбе жандарма и драгуна. Как ни странное, главная соль шутки была не в том, что драгун оказывался женского пола – а в том, что на улицах Парижа драгуны с жандармами обычно дрались. Первые бесчинствовали, вторые их усмиряли. Даже в браке Фигёр по старой памяти надевала форму. Дожила она, кстати, до восьмидесяти семи лет.

Жанна Дьёлафуа, знаменитая археологиня, изначально одевалась в мужское ради поездок с мужем в страны Востока. Там она, понятное дело, выдавала себя за мужчину. Когда французская публика привыкла к этому факту, Дьёлафуа принялась носить брюки и в Париже. Даже орден Почётного легиона она получала в белых брюках и рубашке. Во время Первой Мировой войны она попытается обратиться к властям с просьбой разрешить ей стать первой женщиной во французской армии – видимо, ничего не зная о Фигёр – но потерпит неудачу.

Две самые известные россиянки в брюках, если не брать императриц, были, однако, далеки от авантюризма. Одна из них – юродивая Ксения Петербургская. Она ходила в одежде своего рано умершего мужа, пока та не истлела. Впрочем, Ксения представлялась его именем. Другой была знаменитая женщина-хирург Вера Гедройц, дочь литовского рода, отметившегося в польском восстании 1863 года. Она была открытой лесбиянкой, а в то время нередко сексуальную ориентацию привязывали к презентации в одежде, и мужское носили многие лесбиянки, но редко кто из них делал это открыто.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть